У молдавского виноделия нет лидера

16.03.2014 14:00
  • Что осталось от молдавского виноделия сегодня, в каком оно состоянии, какие рынки завоевывает, с какими странами конкурирует, а с какими уже нет, – об этом в интервью NOI.md рассказал Сергей Борец, в начале этого века создавший образцовую компанию Acorex Wine Holding, построивший завод, посадивший виноградники, сотворивший особые вина – с душой, и продававший их успешно, как на Восток, так и на Запад. А потом в один миг, потерявший все – после введения Россией эмбарго в 2006 году. Компанию, которая была лидером молдавского виноделия, он продал своему другу – чтобы рассчитаться по кредитным долгам. Но сохранил виноградники, оставив задел для будущего производства. «Каким-то непонятным звездным путем судьба привела меня к виноделию, И чем бы я ни занимался в жизни, создание вин всегда будет оставаться для меня особым таинством, от которого я не смогу отказаться», – признается бизнесмен.

    – Сергей Викторович, что сегодня представляет собою молдавское виноделие – после всех геополитических экспериментов? И почему наша статистика ежегодно фиксирует сокращение производства вина?

    – К сожалению, молдавское виноделие может потерять перспективу – как для страны, так и для тех людей, которые им занимаются. Отрасль на самом деле уже не в кризисе, она достигла дна. Сегодня виноделие остается только в головах виноделов и является обузой для людей, которые вложили в этот бизнес деньги. Потому что главное – рынки. Когда нет рынков сбыта, нет и бизнеса. Как мы ни бились на европейских, американских рынках, мы туда не проникли по существу. Потому что политика. Я 14 лет участвовал во всех рынках, и сумел поломать стереотип людей, с которыми работал. Но только в рамках личности, а не страны. Дальше этого не удалось уйти. Сегодня мы продолжаем взаимодействовать исключительно на уровне человеческих контактов. И наш рынок, к счастью или сожалению, – это бывший СССР: Украина, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия. Нас не пустили дальше. К примеру, я договорился с чешским клиентом, чтобы мы завезли вино в Румынию, а румыны – по своим документам в Чехию, и тогда он продает там наше вино, но под румынской маркой. Как это назвать? Это политика. Если покупатели видят на этикетке европейское производство, тогда покупают вино, а Молдова – это им не понятно. Наши власти, наша дипломатия, к сожалению, за 20 лет ничего не сделали, чтобы продвинуть молдавский продукт.

    – Ваши слова противоречат заявлениям европейских чиновников о том, что для нас европейские рынки открыты. В конце прошлого года Европарламент отменил все квоты на импорт молдавских вин в страны ЕС. Правда, Молдова их и не выбирала полностью, но сигнал ЕС дает положительный. Ведущие политики и дипломаты Европы и США обещают пить исключительно молдавское вино, сообщает ИА Казах Зерно.

    – Видимо, между словами дипломатов и запуском процесса должно пройти лет 20. Я помню, как мы ездили по Германии в 2001-2002 годах и видели на торговых полках только бутылки с немецкой вязью. Мне тогда говорили, что немцы никогда не купят бутылку чилийского или новозеландского вина, потому что пьют только немецкое. Прошло пять лет, и на полках германских магазинов равноценно стоит как немецкое, так и чилийское вино. Нужно, видимо, время, чтобы политическое заявление стало работать. И должны быть усилия молдавских виноделов. Тогда будет результат, которого добились, к примеру, грузины. Изучая грузинские сайты в последнее время, я обнаружил, что с 2006 года, с тех пор, как американцы дали денег грузинским виноделам, они действительно подняли качество своих вин и стали делать то, что нужно.

    У них эта реформа пошла до конца. – И у них появились новые рынки? – Средняя грузинская компания, которая раньше продавала вино на 5-6 рынков, сегодня вдруг в портфеле имеет 31 страну. Американцы им помогли зайти в Китай, Вьетнам, Лондон, Бразилию. Но они стремительно возвращают и российский рынок! В июле прошлого года Грузии разрешили возобновить поставки в Россию.

    Тогда, летом, министр сельского хозяйства Грузии на вопрос о том, чего он ждет от этого рынка, ответил: «Ну, миллионов девять бутылок мы надеемся продать». 31 декабря они подвели итоги – 21 миллион бутылок! За полгода. В следующем году это будет уже 45 миллионов бутылок, не меньше. И это при том, что у них нет лобби. Грузинское вино занимает нишу в сознании русских: цинандали, киндзмараули, саперави – есть расположенность русского человека к грузинскому вину. Русские понимают, что с их стороны была агрессия. Но у них любовь к Грузии. Включите сайт с грузинскими песнями – это же просто фантастика!

    А какая часть культуры Молдовы есть в русском сознании? Если наше вино в России свели к минимальной цене, то грузинское вино при минимальной для них цене с завода 2,50 доллара, а особые вина – 9-10 долларов с завода, – за 20 долларов с российских полок просто улетает.

    Читай нас також у Viber та Telegram, поширюй новину на своїй сторінці:
    Поширити: